night_traveller (night_traveller) wrote,
night_traveller
night_traveller

Юрий Норштейн представляет книгу "Ёжик в тумане"

На презентации новой книги "Ёжик в тумане" Юрия Норштейна в клубе О.Г.И. был аншлаг. На творческий вечер пришло около двухсот человек. Естественно, виновника этого мероприятия (огромный альбом с красочными иллюстрациями Франчески Ярбусовой на каждом развороте) можно было приобрести в книжном О.Г.И. Длилась презентация полтора часа. Юрий Борисович много рассказывал о своих фильмах, их истории, отвечал на вопросы. Многие высказывания этого гениального мультипликатора о природе творчества показались мне очень близкими, созвучными, и я захотел ими поделиться. Под ссылкой приведён текст беседы Ю.Норштейна с аудиторией клуба О.Г.И. Текст местами сокращён.

Как мультипликация стала Вашим главным делом?
К сожалению, это был случай. И если бы мне пришлось выбирать заново, я бы не стал заниматься мультипликацией. Я попал в студию совершенно случайно, потому что мой приятель, с которым я учился в школе, подал туда документы, а я не хотел туда идти. У меня одна только была жажда – заниматься живописью. А потом вдруг, не знаю, что случилось, я говорю: "Поехали", а он говорит: "А куда ехать-то? ". И мы с ним поехали на студию. Я помню, мы бежали и впрыгнули в троллейбус, который ехал на киностудию "Союзмультфильма" на Новослободской. Мы там вышли, я зашёл в здание, подал документы, и следом за мной зашёл человек, которого я не знал, – это был Роман Давыдов, которого мы все знаем по фильму "Маугли", – он зашёл и сказал: "Всё, больше никого не принимаем". Я был последним. И я думаю: "Боже мой, не успей я на этот троллейбус, опоздай – моя судьба была бы другая".

Юрий Борисович, спасибо Вам за фразу Ёжика "Я в реке"?
Это не моя фраза. Это как раз была фраза в сказке Сергея Козлова. Но то, что она помогает по жизни, это очень хорошо.

Почему Вы так похожи на ёжика?
Наверное, по принципу "муж и жена – одна сатана". Когда Франческа рисовала Ёжика, он никак у неё не получался. Да и я не знал, как он должен выглядеть, я только знал: "Франческа, два кадра на экране – и он должен отпечататься. Настолько он должен быть ясен по силуэту". И она рисовала, рисовала, рисовала – бездна рисунков была, и всё это в корзину, в корзину, в корзину. Причём я жалею, потому что сейчас хорошо было бы посмотреть. Но я тогда настолько был нетерпелив, что мне казалось, само существование плохого рисунка убудет насыщать атмосферу чем-то не тем. Это действительно была драма. Мы уже начали снимать, мы уже с Сашей снимали панораму по дереву – помните, когда Ёжик снизу смотрит на дерево – мы снимали лист, который падает с дерева, и сняли лошадь, которая из тумана проявляется, а Ёжика всё нет, нет и нет. И я понимаю, что я просто кошмарный – можете себе представить, съёмка фильма началась, а главного персонажа нет. И, когда меня спрашивали "А где Ёжик? А где Ёжик? " я должен был говорить: "Делается, делается". Единственный человек, который знал, что ёжика нет это был Александр Жуковский. И однажды, я помню, я как заорал на Франческу: "Да что ж ты не можешь сосредоточиться, это нужно очень! " И тут она буквально в тридцать секунд нарисовала того Ёжика, который есть. И заплакала. Конечно, если это творчество, слёзы можно было собирать плафонами, а режиссёров за эти дела нужно, ну, по крайней мере, сажать на 15 суток, чтобы немножко охладить их. И для понимания общей картины, я расскажу, что на сказке сказок я нарисовал волка – первый набросок повесил его на стену. Затем пошла работа. И, конечно, она очень тяжёлая была. И однажды я прихожу... Что такое в уголке листа нарисовано? Подхожу ближе – там Франческа нарисовала себя в виде распятой шкуры пони.

Как Вы относитесь к тому, что "Ёжик в тумане" популярнее, чем "Сказка сказок"?
Никак не отношусь. Когда я делал этот фильм, я не рассчитывал на то, что он будет принят всеми. Но, я должен сказать, что на студии к этому фильму было не самое благоприятное отношение. Исключая Худсовет – это был, пожалуй, единственный орган нашей студии, когда этот фильм был высоко оценён. Но администрация продолжала клеймить меня позором, будто я трачу народные деньги, и что фильм никому не нужен. Впервые фильм был показан в небольшом мультипликационном зале кинотеатра "Россия" на 250-270 мест. В это трудно поверить, он шёл 14 месяцев. Такого не было никогда.


Как Вы считаете, "Ёжик в тумане" – для детей или всё же для взрослых?
Я могу ответить так кучеряво и сказать, что это для взрослых, которые не забыли, что были детьми, и это для детей, которые наверняка станут взрослыми.

Если говорить серьёзно, то я думаю, что мы сильно преуменьшаем рефлексию детей. На самом деле, надо быть очень внимательным к детям, потому что, как мне кажется, их впечатлительность намного выше впечатлительности взрослых. И это вполне объяснимо. Потому что, представьте себе, ребёнку 4 года – новые впечатления по отношению к четырём прожитым годам - это потрясение, это космическое явление. Когда человеку становится лет 25, он уже, словами Пушкина, "К привычкам бытия вновь чувствую любовь", а в основном любви нет никакой. Впечатления творческого человека – они равны впечатлениям ребёнка. Кто-то проводил исследование, что к 6 годам 95 процентов – творцы, к 12 годам резко уменьшается картина, а к 30 годам остаётся только полпроцента. Что – дети, вырастая, к 30 годам становятся бездарными? Нет! Они потеряли самый живой интерес к ярким впечатлениям жизни.

Я помню, моя дочка, когда ей лет 15 было, она вдруг говорит: "Ты знаешь, пап, когда мы зимой выходили с тобой гулять, я всегда думала, что снег идёт от фонаря". Вот мышление поэтическое. На самом деле, для ребёнка это мышление не поэтическое, это его реальность. Поэтому в какой степени ребёнок реальность, которую он испытал в детстве, пронесёт с собой и поймет, что на самом деле, это и есть поэзия, от этого и будет зависеть, как он будет жить.

Я не знаю, для кого фильм делался. Когда мы его делали, мы вообще не знали, для кого будет этот фильм, или какой будет резонанс. Мы дурака валяли в основном. Когда к нам в павильон приходили, никто не понимал, что тут происходит съёмка. Да мы и сами к этому подходили, как к самому прозаическому действию. И когда делается кино, и режиссёр задумывает какой-то трюк, он его обрабатывает, над ним думает, что называется "обкатывает его на зрителя". В этом фильме же нет трюков. Ни одного.

Так для кого это фильм?

Я бы очень хотел, чтобы его смотрели взрослые. Но мне очень хотелось бы, чтобы его и дети тоже. Я не знаю, с точки зрения психологии или дошкольного воспитания – правильный это фильм или не правильный – но вот он сделан.

В Ваших произведениях всё наполнено интимностью. Как бы Вы могли определить понятие интимности?
Я могу ответить от обратного. Это противоположная сторона пошлости. А что такое пошлость? Это патетический повтор банальностей. Интимность - это поэзия.

Почему мы, не видевшие войну, плачем, когда смотрим "Сказку сказок"?
Ответить не могу, но расскажу маленькую историю. В 1976 году мы с Петрушевкой начали работать над сценарием. Сценарий ещё не был написан, а я сидел и уже рисовал отдельные картинки, которые мне казались интересными в действии. Какие-то попали потом в фильм, некоторые так и остались в голове. Я сидел со своей дочкой на руках, моей дочке тогда было 6 лет, она у меня на коленях, я сижу рисую. Я обожаю петь, и по своему обыкновению я напевал мою любимую песню "Враги сожгли родную хату". Думаю, что многие знают эту песню. Вдруг я почувствовал, что моя Катя затихла, и мне на руку что-то капнуло. Я говорю "Катенька!", и она разрыдалась – шестилетний ребёнок. Она ничего в своей жизни не видела, ничего, что связано с драмой, с трагедией. Я про себя сказал – "Какая же это гениальная песня, как она просто написана, как в ней просты слова, если шестилетний ребёнок способен так чувствовать это всё". И очень может быть, что этот случай на меня повлиял, потому что я стремился только к одному – чтобы военный эпизод был предельно прост для восприятия. Но он и стоил очень дорого, он никак не снимался – всё, что снимали, шло в корзину. Не было той простоты, которую я внутренним взором видел.

Ну а почему вы, не видевшие войны, понимаете это? Значит у вас хорошая рефлексия. Значит, вы чувствуете не только войну. Значит, вы чувствуете, что такое искусство и – через него – чувствуете, что такое жизнь.

Расскажите о создании "Шинели"
Сейчас сделано минут 25. По сути, за 4 года мы сняли 20 минут. Это тоже много, потому что это очень сложный материал. Насчёт того, когда он будет сделан, я ответ дать не могу. А какая его длина... 65 минут.

Знаете ли Вы сейчас, каким будет фильм?
Полагаю, что ни один режиссёр не может точно сказать, каким фильм в результате будет. Несмотря на то, что написан сценарий, сделаны персонажи. А мультипликация – это особый вид искусства, потому что надо всё заранее подготовить, потому что всё должно быть нарисовано и подготовлено для съёмок. И всё равно мы не можем сказать твёрдо, каким будет фильм.

Для меня фильм зависит от каждодневного состояния, в каком состоянии я подхожу к съёмочному станку – умиротворён – раздражён, и от этого зависит, как будет развиваться сцена. У Гарсия-Лорки есть замечательные слова, он пишет: "Я пишу стихи, и они становятся такими, какими хотят быть". Это фантастическая фраза. Возникает вторая природа. Художник создаёт новый мир, и этот мир начинает жить по законам, которые находятся внутри этого мира. И они не зависят от воли того, кто всё это делает. Звучит парадоксально. Казалось бы, я, мультипликатор, художник создают, рисуют и двигают персонажи, казалось бы – моё волевое начало. Вдруг, сняв сцену, ты видишь, что она не такая, какая она виделась твоим внутренним взором. Наступает момент, когда кадр обрёл эстетическую гармонию, нужно подчиниться тому, что даёт тебе сам экран, этим неожиданностям.

Нравятся ли Вам голливудские фильмы?
Как они могут нравиться? Это фильмы, которые не допускают переживание до самого человека. Когда-то там были прекрасные фильмы. Но, как ни странно, они были сделаны вопреки всему. Многие современные фильмы очень изобретательно сделаны, их создателям не откажешь в этом. Но я всё время задаюсь вопросом: "А зачем? " Чтобы потрясти публику? А что в публике должно "потрястись"? Что зритель должен вынести из зала? Что в нём-то будет происходить, как в соавторе? Потому что зритель тоже автор фильма, когда он его смотрит. И я для себя не могу на это ответить. На меня не действуют все эти штуки. Через 30 минут мне становится скучно.

Ваши самые сильные впечатления от творчества других
Пожалуй, я могу рассказать... Когда мне было лет шесть, я очень интересовался искусством, и вот однажды мне в руки попала папка, где было 100 отдельных репродукций – её соседи дали. И я уже который раз каюсь – я даже об этом написал – я украл из этой папки 4 листа. Я даже не думал, что соседи могут это заметить, и это будет дурно. И они остались на всю жизнь со мной. В каждой вещи меня что-то поражало. Одна – это потрет Иоанна Крестителя Иванова – один из этюдов его грандиозной картины "Явление Христа народу". Почему именно она... Там меня поразил влажный глаз – там был такой мазок светлой краской. Вторая – Федотов, который остался на всю жизнь одним из моих любимых художников: "Анкор! Ещё анкор! ". На эту вещь я смотрел, как на театр. Мне казалось, что пудель прыгнет. Туда и обратно, туда и обратно. Мне и сейчас кажется, что он прыгнет. А если посмотреть пейзаж, который в окне – это первый русский пейзаж в русской живописи. А там всего лишь избушка и там горит огонёк. Вот и всё. Третье – это "Троица" Андрея Рублёва. Тут уж совсем ничего не понятно. Но, наверное, есть всё-таки какая-то тайная гармония, она точно есть, которая как-то на тебя действует. Я бы никому не смог объяснить, почему мне это нравится. И в четвёртой картине меня поразила натуральность изображения. Это художник Клод, картина называется "На пашне". Там стоит крестьянка и смотрит из-под руки и лошадь на пашне. И меня совершенно потрясло, как у лошади блестит круп от солнца. Вот это меня абсолютно оглушило.

Что в Ваших фильмах дороже всего?
Мне дороже всего не то, что в фильмах, а то, что было вокруг фильмов. Если бы не было фильма, к примеру, мы бы не встретились с Александром Жуковским, а для меня эта встреча – на всю жизнь. Он был "абсолютной мерой".

Возможно ли сделать фильм, имея только персонажей, или нужно писать сценарий?
Никаких законов в этой жизни нет. Фильм может начинаться с того, какую живую ситуацию вы увидели на улице. Главное научиться смотреть внимательным взглядом. И не обязательно смотреть на ситуацию, где происходит открытая драматургия. На самом деле, если капля падает на лист и лист дрожит – это уже может стать началом фильма. Отар Иоселиани говорил, что начало фильма может стать пушкинская строка "редеет облаков летучая гряда".

Что для Вас творчество – игра или мучительный поиск?
Вы знаете, и игра, и мучительный поиск. Потому что иногда сходишь с ума от всего этого и хочется удавиться. Творчество – это игра, но это и очень напряжённый вид деятельности. Если относиться к этому серьёзно, ты отвечаешь за то, что ты делаешь. И отвечаешь полностью. Ты не можешь сказать: "А, это художник плохо сделал, композитор плохую музыку написал, поэтому кино не получилось". Надо мужество, чтобы заниматься творчеством. Мужество, чтобы отвечать за свои деяния. Если не получилось, то большая вина на том, кто это всё задумал. Хотя не исключается такой момент, что фильм может быть невостребованным, или востребованным в другое время. Но это, мне кажется, случается когда проблемы, о которых говорит художник,

Сравните творчество писателя и творчество режиссёра – что ответственнее?
Если сравнивать писательскую работу киноработой, режиссёр находится в менее выгодных условиях. Конечно, кто касается популярности, вы, наверное, знаете, что кино в 150 раз быстрее достигает зрителя, чем любая книга. Но у автора есть то преимущество, что он, владея словом, не обязан привлекать саму материю, само вещество. Материя мешает иногда тайне. И чтобы создать эту тайну, режиссёр пускается на невероятные ухищрения, его пути абсолютно невероятны. Причём я говорю о подлинных кинопроизведениях. И мы можем посмотреть, как каждый режиссёр действует, чтобы убить материю – такова задача. При том, что режиссёр действует в материальной физике. Но ему нужно убить эту физику. Тогда когда духовное имеет материальное выражение, требуется убить материальное, чтобы духовное осталось над фильмом, а это чрезвычайно трудно. Что касается писателей, слово абстрактно. За каждым словом у любого читающего своя фантазия. Поэтому бывает, когда режиссёр делает экранизацию, ему могут сказать: "Знаете, а я это представлял по-другому". И ответа на это нет.

А кино берётся из вещества природы и оставляет тем же веществом. И это вещество надо довести, возвыситься над этим. И это самое сложное. Сделать вещь летучей...
Tags: искусство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →